Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

Yndzughtn anapatum

Բարի առավոտ՝ երկու տողով

Грузовой «Прогресс» тайно завез водку на космическую станцию, и начался пир на весь «Мир».

Инстаблогер: "А сегодня я расскажу вам, что пол - это внизу, а потолок - это наверху!"
Аудитория: "Как верно сказано! Прям в точку! Так классно пишете! Очень жизненно".

Если вы не смогли что-то объяснить шестилетнему ребёнку, значит, вы сами это не понимаете.
© Альберт Эйнштейн

Труд сделал из обезьяны человека.
Уставшего, не выспавшегося, сутулого человека.

Collapse )
Yndzughtn anapatum

Հանապազոր :)

Дети, запомните, «кофе» и «виски» — это «он». «Оно» — это говно и министерство образования.


P.S. К сожалению не знаю откуда, просто пересказали-скинули по гуглу

Yndzughtn anapatum

(no subject)

“А вы меня Родиной не пугайте!”

Сергей АКОПОВ — в советское время старший лейтенант и военный переводчик в арабских странах. В своих поездках переводчик исправно вел дневники, которые легли в основу многих его талантливых произведений.

“Сирийские зарисовки” Акопова, недавно опубликованные в журнале “ArtOfWar”, описывают события 20-летней давности. “Я люблю эту страну и людей, в ней живущих. Сирийцы — это наслоение цивилизаций, простодушные мудрецы, кайфарики и воины. Это совсем другие арабы...” — говорит автор. Но нижепубликуемые отрывки далеко не только об арабах, вернее совсем не об арабах, а скорее о той великой и странной  стране, откуда мы все родом. Стране, где невероятным образом соседствовали  тоталитаризм и свобода духа, тотальный дефицит и ломящиеся от изобилия столы... Где, наконец, жили такие талантливые писатели, как Акопов, работающие в скромной стране скромными переводчиками...
Сергей АКОПОВ

Наш Ту-154 катился подпрыгивая по посадочной полосе Дамасского аэропорта, а я со вздохом рассматривал расстилающиеся вокруг песчаные равнины с жидкими кустиками ковыля и верблюжьей колючки. Казалось, что и жизнь здесь будет протекать, сообразно пейзажу, уныло и монотонно. Во времена Великого Совка заграничный быт советского военного переводчика не отличался разнообразием развлечений.
Днем его тешили перлы хабиров (араб. — специалистов). “Вам, бездельникам, лишь бы подрыхать, — говаривал мне незабвенный полковник Зайцев, советник командира пехотной бригады Аббуд в Южном Йемене, — для вас кровать — это жупел!” В это слово из лексикона Зорина, Боровика и Фарида Сейфуль-Мулюкова он вкладывал всю меру классовой ненависти гарнизонного трудяги к болтунам-выпендрежникам.
После работы полагалось напиваться, обсуждая дневную вахту. Помню Славу Феклистова из Военного института иностранных языков, который пить не мог, но мышечными усилиями, содрогаясь от отвращения, заталкивал в себя водку: положение обязывало! Впрочем, это был уникум, исключение. Пьянка не засчитывалась, если ее не увенчивала драка, крушение мебели или похищение со стоянки служебного автомобиля для поездки в бордель. Инициаторов отслеживали особисты, а ставили лобстером непосредственные начальники: “Ты у меня вылетишь в 24 часа в Союз!” — на что однажды еще не протрезвевший дружок мой, Саша Козырев, вдруг выдал заплетающимся языком: “А вы меня Родиной не пугайте!”

Collapse )